Хильде
Все разговоры — словно нити. И когда они оборваны на полуслове, недосказаны, пусты — то это выдернутые нити из общего полотна, закрывающие своими обтрёпанными концами важные детали. В них нет ни ничего плохого, ни неестественного, но когда их набирается слишком много, когда полотно погребено под ними — мне хочется с криком разодрать его на части, снять со стены и выбросить.

Последнее время я много общалась в закрытом паблике посвященному псих. здоровью, и сейчас я раздосадована, расстроена и зла. Я знаю, что верну себе равновесие довольно скоро, но, надеюсь, смогу извлечь из происходящего урок.

Так что я сдерживаюсь, закрываю глаза, считаю вдохи и выдохи, и, пододвигая стул, тянусь к картине и одну за другой, начинаю заправлять нити обратно в полотно.