• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
07:28 

Ночь. Работа... Случайные разговоры. Ночь. Работа.
And nothing seems to make it any better. We live in memories. That's all.
Какие-то цели. Наверное, важные. Наверное, мелкие. Пустые. Но отбрось их, и не останется ничего.
Тяжесть - как стена, в которой ни окна, ни просвета. Где-то маячит тусклая лампочка надежды.
Всё изменится, конечно. Не чувствами, а по опыту — я знаю.
Но изменения не принесут ничего нового.
And instinct tells us that we're wrong. And still our feet keep stumbling on.

Как обычно, я пытаюсь, но я не вижу просвета, хотя он, должно быть, есть где-то здесь.
Нащупать кончиками пальцев, но не увидеть.

Это всё чертова химия в моём мозге. Или нет?
Это моя жизнь?
Как можно вообще бороться с собой и не причинить себе вреда?

Too much to bear
So much to overcome
I feel so small
Allow me to give up

Есть ли вообще выигрышный ход в этой партии?
Что я, чёрт возьми, должна делать?

Слова без смысла. Слова без идеи. Слова без слов.
Были сказки раньше, и они имели смысл.
Отпускаю я твою призрачную ладонь - иди, растворись.
Хотела бы я - да с тобой. Но там где я, там тень. Жива.

Играй, как можешь, сыграй.
Закрой глаза и вернись.

Белый флаг никто не видит. Сдаваться никто не даёт.
Тащись, как хочешь, тащись.

Сотри себя, сотри свои руки, разбей себе ноги, сорви себе лицо.
Но ничего не изменится.
Ты - внутри кошмара, который будет повторяться и звучать.
Всеми голосами. Переливаться.
Всеми оттенками.

Насмешка - смешать столько надежды в одном человеке.
И оставить.
Безнадёжность - не выбраться мне из безысходной ситуации.

Ночь. Работа.
Какие-то цели. Наверное, важные. Наверное, мелкие. Пустые. Но отбрось их, и не останется ничего.

Притворство, скрывающее боль.
Потому что лекарства нет.

Мне больше не нужны тайны бытия
Просто посмотри мне в глаза и скажи, что это воля твоя.

URL
19:06 

Охрененное требование начальства сочинить историю об идеальном новом годе. Дожила до 26 лет только для этого. У меня ни сил, ни желания украшать свой дом, а тут... сочинение. Мироздание, смотрю, не забывает добавлять сарказма в наши жизни. Естественно, я это требование великодушно игнорирую.

URL
15:22 

Я — просто чёртов калейдоскоп, бросок кубиков, наугад названное слово, вырванная из контекста фраза.

14:37 

Others cry for help
Just like it would change anything (c)

17:29 

I try to form words, but your mind is too loud
I fear all this talk and I'm scared of my senses
I take a step back and just run for the door. (c)

00:23 

Я даже не знаю, как я смогу жить в мире, где большинство основополагающих и любимых вещей останутся в прошлом. В теории нужно постоянно развиваться и захватывать всё больше новых вещей в свой мир — многослойных, значимых, ценных. Но ведь основа для каждой личности закладывается один, в исключительных случаях, пару-тройку раз... и остаётся с тобой на всю жизнь.

Когда задумываешь о том, что уже пройдено и что предстоит пройти (например, оставить всё любимое в прошлом), то жизнь кажется одним большим испытанием. С чем-то справляешься, с чем-то нет, и по итогу все фишки убираются с доски. И разницы нет, под каким углом не смотри. Но в этом и заключена предельная красота: ценность всего определяется в процессе и не существует за пределами оного. Это — наибольшая ответственность провести единственную жизнь так, как ты того хочешь, и одновременно великодушное и истинное прощение в её окончании. Возможно, я воспринимаю окончание жизни как великодушное по причине борьбы со своей психикой, в которую я невольно оказалась вовлечена.

Социум и все его отростки — религия, большинство философских учений, общественное мнение — пытаются убедить в обратном, и помещают ценность за пределами жизни. Делают из неё нечто великое, недостижимое, тем самым лишая наши единичные жизни смысла.

Вообще вся эта возвышенность, возведение абсолютов и сотворение идеалов причиняет огромный вред. И это касается многих сфер жизни, не только идеализации красоты, культа женственности, культа успешной жизни и лоска идеальной жизни (например: инстаграм и др. соц.сети). Из-за этого появляется болезненный раскол между реальностью действительной и предполагаемой, который нещадно пожирает нас.

Пора бы спуститься и бросить взгляд на бытовые аспекты нашей жизни. Пора бы озаботиться процессом, ибо за пределами оного нет смысла. Процессом, который порой не видим никому, кроме нас самих. В бесполезном стремлении найти ценность во взгляде других людей и за пределами своего взгляда — нет ничего ни хорошего, ни долговременного. Ценность всегда субъективна и не существует отдельно от процесса.

Получатся, что ещё до появления технических устройств люди уходили в предполагаемую реальность и забывали, забывали, забывали о процессе.

Забавный факт: дереализация и деперсонализация лишает людей всего. Но она излечима.

02:08 

Многое в мире на самом деле направлено на запугивание, на унижение, на разочарование в себе. Люди поступают так часто, совершенно не считаясь с другими. Это — приемлемый ход в социуме, даже привычный. Запугать даже тем, что нас на самом деле не страшит.

Это забавно. Когда открываешь глаза и понимаешь — не боюсь. Есть пути отступления. На самом деле им никак не коснуться меня. Бояться нечего. Запугивать некого.

Правда в том, что первая из моих реакций — страх. Я боюсь всего: всех мелочей, слов, предметов и движений. Звуков. Ситуаций. Мыслей. Я всегда хочу убежать. В маленькое закрытое место, где ничего нет. Где можно будет дышать. А когда нельзя убегать — в большинстве случаев — мне хочется причинить себе вред. Чтобы как-то выпустить этот мучающий, уничтожающий, полный стыда страх. Чтобы дать себе силы выстоять, вытерпеть, чтобы перенаправить свою внимание на более важные вещи.

Это забавно. Я принимаю свой страх, и он от этого меньше не становится. Я вынуждена работать со своей психикой, как с психикой ребёнка. Останавливать, брать за руку и объяснять, повторять раз за разом. Одни и те же па. Надеюсь, что однажды я вырасту.

Я воюю с собой, потому что моя личность не инфантильна, не пуглива и не боязлива, не избегающая. Я отказываюсь быть такой. Я признаю свой страх, но он никогда не будет проявлением моей личности.

Welcome you! with open arms
Enormous fire - it's just the state I'm in
A million stitches - I'm one with these injections
Enjoy what's - raging - left of me (c)

23:22 

Denn du bist bei mir
Und ich bei dir
Und das ist alles, was uns bleibt. (c)


Ибо ты со мной
А я — с тобой
И это все, что нам остается. (c)

01:27 

The world has now forgotten you, for you have done that first! (c)

20:18 

Больше не схожу никуда и ни с чего. Ем свой хвост. Разбрасываешь кубики, а я устала их собирать.

22:19 

Ужасные вечера, когда я схожу с ума... но не схожу. Лучше бы уже до конца. Совершенно не знаю, как с ними бороться.

18:54 

Музыкальный борщик 2016

Сначала я долго сидела на исключительно эмбиент-радиовещаниях: Stillstream, Ambient sleeping pill. Потом случайно наткнулась на радио Сома из Сан-Франциско с многочисленными каналами. Там самые лучшие каналы — это Deep Space One, Drone Zone (посвящено эмбиенту и down tempo), потом есть замечательное с мягкой электроникой - Lush, и трип-хоп радио Fluid. Но последний хит — это, конечно, радио с альтернативным роком BAGel Radio. Хотя иногда оно меня очень бесит, и я переключаюсь на Fluid/Lush. Эмбиент я стала больше заслушивать из холодного чая, а блэк из саркастичного местечка.

Открытия этого года это, конечно, же трип-хоп, который мне дивно понравился. Пока разслушиваю стиль в общем, отдельно группы не вылавливала, кроме Portishead. О' Portishead!

В общем, музыкальный борщик у меня в голове, как я и люблю.
Очень стеснительная ссыль на весь мой плейлист.

Стоит, наверное, делать общие музыкальные посты каждый месяц или даже неделю. Всё же я дико люблю говорить о музыке, эх. Иногда, правда, начинаю ныть, что слушать нечего...

Пожелание на 2017 год — чтобы я так же читала, как я слушаю музыку.

22:27 

- Are you alright?
- Sometimes.
(c)

18:51 

it takes courage to live in this world (c)

01:00 

Мне кажется, что мы — потерянные люди. Потерянные и выброшенные обществом и другими людьми.

"Лучи солнца не делаются из таких, как я".

Я потеряна в этой ночи: я работаю, здесь темно и тихо, и всё поставлено на повтор. Я заблудилась и мне никогда не выбраться — никогда не увидеть солнца.

Проблема в том, что все мои ощущения зациклены — я повторяюсь в каждом дне, в каждом моменте, в каждом воспоминании. Мне сложно поверить в существование того, что я не испытываю сейчас.

Время для меня не что-то, что длится. Это создание всё новых зацикленных в себе моментов. Это вереница пузырей — тюрем. Я понимаю, что завтра вроде как всё станет другим, но на самом деле это будет очередной замкнутый момент. Клон меня. Клон клона клона клона клона... И все клоны кричат, скребут внутренности пузырей, что-то крича немыми ртами, пытаясь выбраться или хотя бы прекратить происходящее.

Я бы хотела всё это выбросить. Но можно ли выбросить выброшенное?

О эта противная навязчивость контрастных ощущений.

18:59 

kept you in the dark in a room with nothing sharp (с)

16:45 

Все разговоры — словно нити. И когда они оборваны на полуслове, недосказаны, пусты — то это выдернутые нити из общего полотна, закрывающие своими обтрёпанными концами важные детали. В них нет ни ничего плохого, ни неестественного, но когда их набирается слишком много, когда полотно погребено под ними — мне хочется с криком разодрать его на части, снять со стены и выбросить.

Последнее время я много общалась в закрытом паблике посвященному псих. здоровью, и сейчас я раздосадована, расстроена и зла. Я знаю, что верну себе равновесие довольно скоро, но, надеюсь, смогу извлечь из происходящего урок.

Так что я сдерживаюсь, закрываю глаза, считаю вдохи и выдохи, и, пододвигая стул, тянусь к картине и одну за другой, начинаю заправлять нити обратно в полотно.

13:55 

К концу осень становится совершенно сумрачной — света не видать ни в восемь утра, ни в час дня, ни ближе к закату. Едва-едва пробивается рассеянный свет через плотное серое небо и чёрные ветки деревьев. За то, что это вообще можно назвать светом, может поспорить любая включенная лампочка. И как рано не просыпайся, всё равно весь день стойкое ощущение, что стрелки часов остановились на вечерних сумерках. И вот так, в предчувствии грядущей ночи, проходят мои дневные часы.

Я представляю стяги снега, и везде — поверх — слепящий до рези в глазах свет. Солнце. Палящее. Холодное. Морозное. Моё.

И, тем не менее, в первую половину дня можно жить и работать— погруженной в химическое спокойствие, как под толщу ласковой воды.

19:10 

Воображаемые друзья в социальных сетях не живут. Мне писать некому. Да и дышать, в общем-то, нечем. Усталые руки на горле покоятся. Так закончилась осень, не достав до зимы. И писать об этом, в общем-то, незачем, да и некому.

17:55 

Заглядывая в глаза стихии, какие чувства тобой овладевают? Любуюсь я — ветрами, как руками, охватываю, и направляю твои шаги — мои — по кромке бездны, в даль безлюдную. И идёшь ты, а напев мой слаже скорби — он вторит разбитым волнам, что у ног твоих, — распростёртых, но непокоренных. Скользят ноги твои — мои — но, гневайся, руки всё ещё крепки. Цепляешься, сжимая зубы, слепые глаза не прячешь — стихия слепа, создала нас по подобию, и нет места жалости — камнями сердца обертаются. Любуюсь я — руки твои испещрены застарелыми шрамами, грубы, в мозолях, порезы — всё новые, прибывают, как приливы, с луной, пылью забиты, камнями обласканы, людьми отвергнуты, руки. Руки. Руки твои. Цепляются!

@музыка: Treha Sektori – Severh Sehenh

Inner

главная