//create logfile

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: жизни во сне (список заголовков)
02:36 

Мне приснился сон. Я, не раздумывая, запрыгнула на лифт, быстро поднимающийся наверх. У лифта не было стен, а пол был - прозрачное стекло. В руках у меня была сумка, и я успела зацепиться рукой за противоположный край двигающейся платформы, лежа на нем грудью. Взглянула вверх и поняла, что приближается другой этаж и в его полу есть только небольшая дыра для платформы лифта - меня обрубит, если останусь висеть. Внизу земля уже удалилась метров на 20 - разобьюсь, если спрыгну. Пришлось подтягиваться, быстро и резко, ощущая ужасную панику. Смогла, и тогда даже шаткость стеклянной платформы лифта показалась благом. Доехав, я вышла и услышала восторженные хлопки - это было шоу, а позже сделали фильм, которым восхищались, не видя, что я сломана изнутри после произошедшего. Мне было всё это глубоко отвратительно.

@темы: жизни во сне

12:22 

Сегодня во сне я горько оплакивала умершую Шепард, обнимая Джокера и пытаясь не смотреть на его обгоревшие конечности. Планеты продолжали вращаться и дальше, у меня возникали какие-то тёрки с учебной группой, вокруг была зима — затяжная зимняя планета — но после того, как я вспомнила о Шепард, о том, что мы оставили её, не рискнули своими жизнями и не спасли ту, которая спасала всех, окружающая зима показалась нежной в своём безразличном и монотонном холоде, а люди, с которыми у меня не заладилось, совершенно не важными.

Сейчас задумываюсь над тем, что зимняя планета была похожа на планету Зима (или Гетен) из книги "Левая Рука Тьмы".

@темы: жизни во сне

07:34 

И пустели наши глаза, как у кукол, и не исходило слов из наших уст.


Сон Первый

Я встретила покорную женщину с мягкой улыбкой, она говорила, что довольна своей участью. Одежды ее покрывали все тело и голову, а муж был своенравен и богат. К ней пришла подруга, и все приходящие должны были вести себя, как и она. Внезапно муж привел гостя и приказал переодеться и сопровождать их. Покорно улыбнувшись, она нарядила себя и свою подругу и прошли вдаль богатого не то дома, не то замка, стоящего у обрыва. Подруг развели по разным комнатам, а позже я услышала крики и почувствовала дым и огонь. Я бросилась искать причину, и тушить подгоревшие ткани, обивающие мебель и стены. И только потом увидела ее — подругу. С ободранной кожей и подгоревшей одеждой она была безумна — и ее почти сгоревшее тело еще двигалось, рука и стопы уже истлели, и зрелище было настолько ужасным, что соединившись с осознанием того, что это сделал с нею гость (с полного одобрения мужа) — стало совсем невыносимым. Я бросилась в окно, но обрыв оказался небольшим и я сломала себе руку, и муж двинулся на меня. С проклятиями я дотащилась до следующего яруса и прыгнула дальше — на платформу, которая еле виднелась из воды, что нынче почти везде покрывала этот мир. Удар меня оглушил и боль — душевная и физическая — моментально прекратились.

Я часто убиваю себя в невыносимых снах, но теперь стала реже просыпаться от смерти в реальность. Теперь просыпаюсь в другие сны.

Сон Второй

Большая семья, и я — Белоснежка — изящная и с белыми волосами, хрупкая и любящая жизнь, и живу в большом доме. Но пришла беда, и по ночам приходилось запирать все двери и окна, потому что крали наших женщин. И вот, приближается ночь, и все мы разбредаемся по своим комнатам. Сестра моя зовет меня к себе, ибо комната моя не так хорошо защищена, как у других, но я отказываюсь. В легком ночном платье я запираю двери, а потом иду на балкон, чтобы закрыть его. И вижу — лежит маленький оленек, и пищит, а сердце — его нет. Оглядываюсь и вижу его, словно красное яблоко, держит в руках беловолосый Охотник. Он улыбается и протягивает его мне — и передо мною стоит выбор — либо спасти зверушку, но не себя, либо закрыть двери, ведущие на балкон и убеждать себя, что зверушки и не было. И бояться — всю жизнь бояться, что Охотник придумает что—то изощрённее, лишь бы достать меня. И вдруг я понимаю, что в небезопасности для дома виновна я. Я шагаю к нему, и он в одних штанах, с голой грудью и красив лицом и телом, и совершенно не противен мне, словно знала его давным давно и это — не первый раз. Я обнимаю и прошу сердце для оленька, и он дает его мне. Я ухожу с ним. Короткое время я люблю его, и он — нежен и приятен, он — сладок и желанен. С ним нет страха, ибо он единственный страх в этом мире. Но потом я слышу его смех и застываю, ибо смеется он надо мной. Охотник становится груб и жесток, и больше не ищет моего присутствия. И стоя в одной одежде на ветру, я чувствую, как страх возвращается, и более не намерен он щадить меня. Я убегаю, плутаю и выдыхаюсь, мечтая лишь не видеть его и слуг, что верны ему одному. Сердце он опять держит в руках — но на этот раз оно больше, потому что принадлежит мне. И нужно поистине великое сокровище, чтобы выменять его обратно. Я замечаю не то озеро, не то море — все в зеленых травах морских и играющихся детях на мелководье. Я раздеваюсь и не страшна мне мутная вода, ведь там нет его, и иду на глубину — к трём морским сестрам. Кожа их зелена и в морских цветах. Одна способна раздваиваться и становиться близнецами, все думают, что глупа она, но так оберегает она сестер. Вторая умеет речами уводить за собою, уговаривать и внушать. А третья — старуха — может превращаться в прекрасную молодую деву — и уводить врагов своих. Лицо ее во время превращения становится на доли секунд зеркалом. Я прихожу в их дом и вижу, встречают они меня тепло, но печально. За мной идут враги, слуги его, и убивают сестры их.

На следующий день братья мои стоят у моря, готовились они построить дом еще больший, у самого берега. Открытый и прекрасный, ибо не угрожает им более ничего в этом мире, и не вспоминают они меня, сестру их. Но море иссохло и одни солевые берега остались, сколь не смотри вдаль и не моргай неверующе. И чуть поодаль находит Охотник тело мое — все в сетях и травах морских — забито оно копьями и надрезано ножами слуг его. Проскальзывает на лице его разочарование и горечь, вернуть он хочет сердце мне, но в руках его же оно не бьется, да и не нужно мне более. Смыкает ладони над ним, но не удержать — оно рассыпается в морскую соль. Я была сущностью этого моря и рада стала освобождению.

Много еще других снилось снов сегодня, но все они мозаика, в отличие от этих двух.

@темы: жизни во сне

09:23 

Не могу отделаться от мысли, что Охотник из сна был воплощением моего страха. Ибо:
- он был мне родным
- страха, помимо него, не существовало
- когда он был нежен, мир светился
- в итоге он и его слуги привели к моей смерти
- из-за него я не могла быть с близкими, так как представляла собой опасность

Вот ведь дивно. Мне раньше никогда не снились хуманизации моих чувств.

@темы: жизни во сне

главная