• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
05:44 

Парк

Рано утром — это считается около девяти — я сходила в ближайший парк. Было прохладно, но быстрой походкой и сигаретами я чуть согрелась. Потом хотела походить меж деревьев, но стоящая поодаль от остальных, под ветками, в тени, лавочка меня прельстила. Так что я посидела, посмотрела на фонтан и мимопроходящих людей, на дождливое низкое небо и листья, послушала музыку в наушниках — смесь из эмбиента, Аквариума и трип-хопа, потом переключила на рэп, повторяющий что-то о вымышленном городе, и под него бодро зашагала обратно. Бодро ещё и потому, что зарядка на телефоне заканчивалась, а я не хотела оставаться без музыки. В голове крутилось "Ещё поживём, это точно. Не моё это дождливое утро."

Оттолкнулась от дна — и плывём дальше. Я не одна с этими резкими перепадами, и в окружающем мире нет-нет, да и найдутся какие-то полезные советы. А там гляди, когда-нибудь я достану таблетки, которые помогут функционировать моему мозгу правильно, или обучу его. Ещё поживём, это точно.

22:17 

Она ворочается со мной в постели, и ступает моими ногами по холодному полу. Заваривает крепкий чай, и смеется моим смехом. Отвечает людям за меня, и тихо обнимаем руками сзади, закрывая мне рот. Смотрит моими глазами, дышит моими лёгкими. И уже нет ни гнева, ни злости. Я просто говорю "подожди", я повторяю "не сейчас", я прошу "дай минуту" - и убедительные слова падают, разлетаясь сотней осколков. Я сражаюсь за нас двоих, а она спрашивает "зачем". Зачем, зачем, зачем. И я срываюсь, бросаясь на неё с кулаками, когда она начинает смотреть на других, наполняя нас обеих горечью. Но кулаки разжимаются, и я опять - в сотый раз - прижимаю её к себе. Я говорю "забудь", прошу "молчи", шепчу "не надо". И через время она прикрывает мой рот ладошкой, поднимается на моих ногах и идёт спать. Но я - сплю плохо. Тогда она ворочается и обнимает меня моими же руками. И я бы закричала, но она отказывается открывать мой рот.

17:26 

Принять факт, что с невидимого поля боя, на котором ты сражаешься, — не уйти; принять благословение и проклятие того, что оно невидимо. И — подняв копьё — сражаться каждый день насмерть.

URL
01:00 

Надо бы составлять треклисты прослушиваемого, а я — никак, ибо слишком много всего слушаю. Вернулась к блэку, мдм. Последний альбом Ультар хорош, хотя и дико мелодичен. Старых добрых злых Gates of Ishtar переслушала. Они мне как-то на древней кассете попались ещё — первый мдм, получается.

До сих пор не могу разобраться с блэком. Что-то нравится, а что-то — такой шлак неслушабельный. И дело не в сырости, не в безумии или диком вокале. Я тоже тащусь от сырого звука, да и в принципе люблю послушать что-то дико новое. Просто порой там действительно ни черта нет, но мужикам многое норм, они что угодно готовы сожрать под упаковкой из маскулинности. Ни одного годного паблика, посвященного блэку, пока не нашла. Просто выкладывают всё подряд.

@музыка: Darkspace

17:55 

Заглядывая в глаза стихии, какие чувства тобой овладевают? Любуюсь я — ветрами, как руками, охватываю, и направляю твои шаги — мои — по кромке бездны, в даль безлюдную. И идёшь ты, а напев мой слаже скорби — он вторит разбитым волнам, что у ног твоих, — распростёртых, но непокоренных. Скользят ноги твои — мои — но, гневайся, руки всё ещё крепки. Цепляешься, сжимая зубы, слепые глаза не прячешь — стихия слепа, создала нас по подобию, и нет места жалости — камнями сердца обертаются. Любуюсь я — руки твои испещрены застарелыми шрамами, грубы, в мозолях, порезы — всё новые, прибывают, как приливы, с луной, пылью забиты, камнями обласканы, людьми отвергнуты, руки. Руки. Руки твои. Цепляются!

@музыка: Treha Sektori – Severh Sehenh

19:10 

Воображаемые друзья в социальных сетях не живут. Мне писать некому. Да и дышать, в общем-то, нечем. Усталые руки на горле покоятся. Так закончилась осень, не достав до зимы. И писать об этом, в общем-то, незачем, да и некому.

13:55 

К концу осень становится совершенно сумрачной — света не видать ни в восемь утра, ни в час дня, ни ближе к закату. Едва-едва пробивается рассеянный свет через плотное серое небо и чёрные ветки деревьев. За то, что это вообще можно назвать светом, может поспорить любая включенная лампочка. И как рано не просыпайся, всё равно весь день стойкое ощущение, что стрелки часов остановились на вечерних сумерках. И вот так, в предчувствии грядущей ночи, проходят мои дневные часы.

Я представляю стяги снега, и везде — поверх — слепящий до рези в глазах свет. Солнце. Палящее. Холодное. Морозное. Моё.

И, тем не менее, в первую половину дня можно жить и работать— погруженной в химическое спокойствие, как под толщу ласковой воды.

16:45 

Все разговоры — словно нити. И когда они оборваны на полуслове, недосказаны, пусты — то это выдернутые нити из общего полотна, закрывающие своими обтрёпанными концами важные детали. В них нет ни ничего плохого, ни неестественного, но когда их набирается слишком много, когда полотно погребено под ними — мне хочется с криком разодрать его на части, снять со стены и выбросить.

Последнее время я много общалась в закрытом паблике посвященному псих. здоровью, и сейчас я раздосадована, расстроена и зла. Я знаю, что верну себе равновесие довольно скоро, но, надеюсь, смогу извлечь из происходящего урок.

Так что я сдерживаюсь, закрываю глаза, считаю вдохи и выдохи, и, пододвигая стул, тянусь к картине и одну за другой, начинаю заправлять нити обратно в полотно.

18:59 

kept you in the dark in a room with nothing sharp (с)

01:00 

Мне кажется, что мы — потерянные люди. Потерянные и выброшенные обществом и другими людьми.

"Лучи солнца не делаются из таких, как я".

Я потеряна в этой ночи: я работаю, здесь темно и тихо, и всё поставлено на повтор. Я заблудилась и мне никогда не выбраться — никогда не увидеть солнца.

Проблема в том, что все мои ощущения зациклены — я повторяюсь в каждом дне, в каждом моменте, в каждом воспоминании. Мне сложно поверить в существование того, что я не испытываю сейчас.

Время для меня не что-то, что длится. Это создание всё новых зацикленных в себе моментов. Это вереница пузырей — тюрем. Я понимаю, что завтра вроде как всё станет другим, но на самом деле это будет очередной замкнутый момент. Клон меня. Клон клона клона клона клона... И все клоны кричат, скребут внутренности пузырей, что-то крича немыми ртами, пытаясь выбраться или хотя бы прекратить происходящее.

Я бы хотела всё это выбросить. Но можно ли выбросить выброшенное?

О эта противная навязчивость контрастных ощущений.

18:51 

it takes courage to live in this world (c)

22:27 

- Are you alright?
- Sometimes.
(c)

18:54 

Музыкальный борщик 2016

Сначала я долго сидела на исключительно эмбиент-радиовещаниях: Stillstream, Ambient sleeping pill. Потом случайно наткнулась на радио Сома из Сан-Франциско с многочисленными каналами. Там самые лучшие каналы — это Deep Space One, Drone Zone (посвящено эмбиенту и down tempo), потом есть замечательное с мягкой электроникой - Lush, и трип-хоп радио Fluid. Но последний хит — это, конечно, радио с альтернативным роком BAGel Radio. Хотя иногда оно меня очень бесит, и я переключаюсь на Fluid/Lush. Эмбиент я стала больше заслушивать из холодного чая, а блэк из саркастичного местечка.

Открытия этого года это, конечно, же трип-хоп, который мне дивно понравился. Пока разслушиваю стиль в общем, отдельно группы не вылавливала, кроме Portishead. О' Portishead!

В общем, музыкальный борщик у меня в голове, как я и люблю.
Очень стеснительная ссыль на весь мой плейлист.

Стоит, наверное, делать общие музыкальные посты каждый месяц или даже неделю. Всё же я дико люблю говорить о музыке, эх. Иногда, правда, начинаю ныть, что слушать нечего...

Пожелание на 2017 год — чтобы я так же читала, как я слушаю музыку.

22:19 

Ужасные вечера, когда я схожу с ума... но не схожу. Лучше бы уже до конца. Совершенно не знаю, как с ними бороться.

20:18 

Больше не схожу никуда и ни с чего. Ем свой хвост. Разбрасываешь кубики, а я устала их собирать.

01:27 

The world has now forgotten you, for you have done that first! (c)

23:22 

Denn du bist bei mir
Und ich bei dir
Und das ist alles, was uns bleibt. (c)


Ибо ты со мной
А я — с тобой
И это все, что нам остается. (c)

02:08 

Многое в мире на самом деле направлено на запугивание, на унижение, на разочарование в себе. Люди поступают так часто, совершенно не считаясь с другими. Это — приемлемый ход в социуме, даже привычный. Запугать даже тем, что нас на самом деле не страшит.

Это забавно. Когда открываешь глаза и понимаешь — не боюсь. Есть пути отступления. На самом деле им никак не коснуться меня. Бояться нечего. Запугивать некого.

Правда в том, что первая из моих реакций — страх. Я боюсь всего: всех мелочей, слов, предметов и движений. Звуков. Ситуаций. Мыслей. Я всегда хочу убежать. В маленькое закрытое место, где ничего нет. Где можно будет дышать. А когда нельзя убегать — в большинстве случаев — мне хочется причинить себе вред. Чтобы как-то выпустить этот мучающий, уничтожающий, полный стыда страх. Чтобы дать себе силы выстоять, вытерпеть, чтобы перенаправить свою внимание на более важные вещи.

Это забавно. Я принимаю свой страх, и он от этого меньше не становится. Я вынуждена работать со своей психикой, как с психикой ребёнка. Останавливать, брать за руку и объяснять, повторять раз за разом. Одни и те же па. Надеюсь, что однажды я вырасту.

Я воюю с собой, потому что моя личность не инфантильна, не пуглива и не боязлива, не избегающая. Я отказываюсь быть такой. Я признаю свой страх, но он никогда не будет проявлением моей личности.

Welcome you! with open arms
Enormous fire - it's just the state I'm in
A million stitches - I'm one with these injections
Enjoy what's - raging - left of me (c)

00:23 

Я даже не знаю, как я смогу жить в мире, где большинство основополагающих и любимых вещей останутся в прошлом. В теории нужно постоянно развиваться и захватывать всё больше новых вещей в свой мир — многослойных, значимых, ценных. Но ведь основа для каждой личности закладывается один, в исключительных случаях, пару-тройку раз... и остаётся с тобой на всю жизнь.

Когда задумываешь о том, что уже пройдено и что предстоит пройти (например, оставить всё любимое в прошлом), то жизнь кажется одним большим испытанием. С чем-то справляешься, с чем-то нет, и по итогу все фишки убираются с доски. И разницы нет, под каким углом не смотри. Но в этом и заключена предельная красота: ценность всего определяется в процессе и не существует за пределами оного. Это — наибольшая ответственность провести единственную жизнь так, как ты того хочешь, и одновременно великодушное и истинное прощение в её окончании. Возможно, я воспринимаю окончание жизни как великодушное по причине борьбы со своей психикой, в которую я невольно оказалась вовлечена.

Социум и все его отростки — религия, большинство философских учений, общественное мнение — пытаются убедить в обратном, и помещают ценность за пределами жизни. Делают из неё нечто великое, недостижимое, тем самым лишая наши единичные жизни смысла.

Вообще вся эта возвышенность, возведение абсолютов и сотворение идеалов причиняет огромный вред. И это касается многих сфер жизни, не только идеализации красоты, культа женственности, культа успешной жизни и лоска идеальной жизни (например: инстаграм и др. соц.сети). Из-за этого появляется болезненный раскол между реальностью действительной и предполагаемой, который нещадно пожирает нас.

Пора бы спуститься и бросить взгляд на бытовые аспекты нашей жизни. Пора бы озаботиться процессом, ибо за пределами оного нет смысла. Процессом, который порой не видим никому, кроме нас самих. В бесполезном стремлении найти ценность во взгляде других людей и за пределами своего взгляда — нет ничего ни хорошего, ни долговременного. Ценность всегда субъективна и не существует отдельно от процесса.

Получатся, что ещё до появления технических устройств люди уходили в предполагаемую реальность и забывали, забывали, забывали о процессе.

Забавный факт: дереализация и деперсонализация лишает людей всего. Но она излечима.

17:29 

I try to form words, but your mind is too loud
I fear all this talk and I'm scared of my senses
I take a step back and just run for the door. (c)

Inner

главная